Нажмите ENTER

ЗАГОЛОВОК ПРОЕКТА

    Нажмите ENTER

    БЛОГ

    Maxim1212
    26.02.2020
    Разное Комментариев нет

    Терапия принятия и приверженности

    ТЕРАПИЯ ПРИНЯТИЯ И ПРИВЕРЖЕННОСТИ– психотерапевтический подход, разработанный Стивеном К. Хейсом, Келли Г. Уилсон и Кирком Стросахла [1] и основанный на теории отсчета (реляционная теория кадра) [2]. Применение данного вида терапии касается широкого спектра психологических проблем (лечение депрессии, тревожных расстройств, психозов, ПТСР, расстройств пищевого поведения, зависимостей), а также психологических последствий соматических проблем со здоровьем (например, хронической боли, фибромиалгии, диабета, эпилепсии, шума в ушах) или саморазвития ( например, в спорте или среди корпоративных сотрудников).
    Терапия принятия и приверженности относится к контекстуальной поведенческой науке (CBS) – тенденции, основанной на радикальном поведенческом поведении Скиннера. Главной целью терапевтов, работающих в этом направлении, является избавление человека от его страданий с помощью эмпирически подтвержденных методов, которые в принципе позволяют не только описывать, но и влиять на поведение отдельных лиц и групп. В соответствии с предположениями CBS, поведение (как здесь понимается, это не только внешние действия, но также мысли, эмоции или ощущения в теле, испытываемые человеком) неотделимы от контекста (предшествующие факторы и последствия) и всегда должны рассматриваться через функцию, которую они выполняют в данном контексте (функциональный подход) [3].
    Кроме того, Хейс и его коллеги объясняют, как словесные процессы способствуют развитию психопатологии (теория реляционных рамок) [4] [5]. Одним из таких явлений является когнитивный синтез. Когда мы находимся в состоянии когнитивного синтеза, словесные стимулы доминируют над другими функциями, контролируя наше поведение. Другим явлением, способствующим возникновению психопатологии, являются бесполезные, жесткие устные правила (например, если я не покидаю дом, мой страх уменьшится), которые приводят к таким действиям, как избегание, побег или попытка контролировать внутренний опыт (например, чувства), которые находятся вне нашего контроля. Такое поведение называется избеганием опыта. Как это ни парадоксально, поведение, связанное с попыткой избежать нежелательного опыта, ведет к его усилению, поглощает время и энергию и в конечном итоге способствует сужению репертуара поведения, предотвращая жизнь, полную смысла и цели [6].
    Конечной терапевтической целью терапии принятия и приверженности является повышение психологической гибкости клиента. Психологическая гибкость – это способность сознательно переживать «здесь и сейчас» и действовать в соответствии с личными ценностями (независимо от того, являются ли текущие переживания – мысли, эмоции, телесные ощущения приятными или неприятными). Психологическая гибкость является не только терапевтической целью, но и посредником изменений, происходящих в терапии и основой психического здоровья. Она описывается с помощью модели Hexaflex, которая состоит из шести процессов. Эти процессы могут быть сгруппированы в три категории.
    Процессы, связанные с открытием:
    принятие – согласие с тем, что реальность (включая внутренние переживания, например, сложные мысли, эмоции или телесные ощущения) такова, как есть, без попыток ее изменить
    когнитивная диффузия – взгляд на свои мысли на расстоянии и выполнение действий, которые не подлежат 100% устному контролю
    Процессы, связанные с присутствием (в курсе):
    контакт с настоящим моментом – присутствие здесь и сейчас, переживание стимулов с помощью 5 чувств и внутренних переживаний (мыслей, эмоций, ощущений в теле)
    Я как контекст – самосознание, которое позволяет вам взглянуть на свой собственный опыт с точки зрения
    Процессы, связанные с вовлечением:
    определение ценности – выбор определенного направления в нашей жизни, которое придает смысл нашим действиям (например, быть добрым)
    вовлеченное действие – выполнение определенных действий в соответствии с ценностями (например, помощь соседу)
    Основываясь на концептуализации – определяя степень, в которой отдельные процессы функционируют должным образом у данного человека, терапевт предпринимает конкретные вмешательства для работы над процессами, которые требуют физических упражнений и, как следствие, приводят к повышению уровня психологической гибкости.
    Некоторые опубликованные эмпирические исследования в области клинической психологии утверждают, что терапия принятия и приверженности не отличается от других вмешательств. [7] [8] Стефан Хофманн утверждал, что она похожа на гораздо более старую терапию Мориты [9].

    Ссылки:
    1. Hayes, S. C., Strosahl, K., & Wilson, K. G. (1999). Acceptance and Commitment Therapy: An experiential approach to behavior change. New York: Guilford Press
    2. S. C. Hayes, D. Barnes-Holmes, B. Roche (Hrsg.): Relational Frame Theory: A Post-Skinnerian account of human language and cognition. Plenum Press, New York 2001
    3. Hayes, S. C., Barnes-Holmes, D., Wilson, K. G. (2012). Contextual Behavioral Science: Creating a science more adequate to the challenge of the human condition. Journal of Contextual Behavioral Science, 1(1–2), 1–16
    4. Hayes, S. C., Barnes-Holmes, D., Roche, B. (2001). Relational frame theory: A post-Skinnerian account of human language and cognition. (S. C. Hayes, D. Barnes-Holmes, & B. Roche, Red.). New York, NY, US: Kluwer Academic/Plenum Publishers
    5. Ostaszewski, P., Malicki, S. (2013). Człowiek—zwierzę werbalne: Wprowadzenie do Teorii Ram Relacyjnych. = The human—As a verbal animal: An introduction to Relational Frame Theory. Przegląd Psychologiczny, 56(1), 45–57
    6. Luoma, J. B., Hayes, S. C., Walser, R. D. (2007). Learning ACT: An Acceptance and Commitment Therapy Skills-Training Manual for Therapists (Pap/DVD edition.). Oakland, CA: New Harbinger Publications
    7. Hofmann, Stefan G.; Asmundson, Gordon J.G. (2008). “Acceptance and mindfulness-based therapy: New wave or old hat?”. Clinical Psychology Review. 28 (1): 1–16
    8. Arch, Joanna J.; Craske, Michelle G. (2008). “Acceptance and commitment therapy and cognitive behavioral therapy for anxiety disorders: Different treatments, similar mechanisms?”. Clinical Psychology: Science and Practice. 15 (4): 263–279
    9. Hofmann, Stefan G. (December 2008). “Acceptance and commitment therapy: new wave or Morita therapy?”. Clinical Psychology: Science and Practice. 15 (4): 280–285

    © При копировании активная ссылка на сайт обязательна

    См. Алфавитный указатель статей Большой энциклопедии знаний

    Комментарии закрыты