Нажмите ENTER

ЗАГОЛОВОК ПРОЕКТА

    Нажмите ENTER

    Блог

    Maxim1212
    12.06.2018
    Всё о Турции Комментариев нет

    Абдул-Хамид II

    АБДУЛ-ХАМИД II (оттомано-тур. عبد الحميد ثانی‎, `Abdü’l-Ḥamīd-i sânî; тур. İkinci Abdülhamit; 21.09.1842, Константинополь – 10.02.1918, Константинополь)- 34 Султан Оттоманской империи, 99 халиф, последний оттоманский самодержец [см. также: Overy, Richard. The Times Complete History of the World, pp. 252, 253; Hoiberg, Dale H., ed. (2010). «Abdulhamid II». Encyclopedia Britannica. I: A-ak Bayes (15th ed.). Chicago, IL: Encyclopedia Britannica Inc. p. 22]. Во время его правления империя пришла в упадок, вспыхивали многочисленные восстания, особенно, на Балканах; Российская империя нанесла сокрушительный удар по армии турков, русские войска дошли, практически, до Константинополя, и в дальнейшем способствовала разделу Оттоманской империи. Империя лишилась значительной части своей территории на Балканах, а также Кипра, Египта и Туниса, Болгарии, Боснии и Герцеговины. Он правил с 31 августа 1876 года, пока не был свергнут 27 апреля 1909 года вскоре после Младотурецкой революции 1908 года. В соответствии с соглашением с республиканскими Новыми османами 23 декабря 1876 года он обнародовал первую османскую конституцию 1876 года [1], которая была признаком прогрессивного мышления, ознаменовавшее его раннее правление. Позже он заметил влияние Запада на османские дела и, сославшись на разногласия с парламентом, приостановил в 1878 году как конституцию, так и парламент и установил единый режим (известный как «зулум»).

    Абдул-Хамид II
    Во время его правления произошла модернизация империи, включая реформу бюрократического аппарата, расширение Румелийской и Анатолийской железных дорог, строительство Багдадской и Хиджазской железных дорог. В 1898 году, наряду с появлением первой местной современной юридической школы, была создана система регистрации населения и контроля над прессой. Наиболее далеко идущие реформы были проведены в образовании: было создано много профессиональных школ, в том числе Юридическая школа, Школа искусств, Школа профессий, Школа гражданского строительства, Ветеринарная школа, Таможенная школа, Школа сельского хозяйства, Лингвистическая школа и другие. Хотя в 1881 году Стамбульский университет по распоряжению Абдул-Хамида был закрыт, он вновь распахнул свои двери в 1900 году, а сеть средних, начальных и военных школ была распространена по всей империи. Железные дороги и телеграф создавались, преимущественно, немецкими фирмами. Между 1871 и 1908 годами Высокая Порта (название правительства в Османской империи) «достигла новой степени организационной разработки и артикуляции» [см.: Carter Vaughn Vaughn Findley, ‘Bureaucratic Reform in the Ottoman Empire: The Sublime Porte, 1789-1922,’ Chapter, 6, ‘Restoring political balance: the first constitutional period and return to sultanic dominance.’].
    За пределами империи, на Западе, Абдул-Хамид II был прозван «Красный султан», «султан угнетённых» или «проклятый Абдул» из-за массовых убийств, совершенных против национальных меньшинств во время его правления (геноцид армян в 1894—1896 годах, Эрзурумская резня в 1895 году) и использование тайной полиции, чтобы заставить замолчать диссидентов и младотурков, запретил употребление некоторых слов, например, «революция», «свобода», «Армения» [Vahan Hamamdjian (2004). Vahan’s Triumph: Autobiography of an Adolescent Survivor of the Armenian Genocide. iUniverse. p. 11]. Эти деяния привели в 1905 году к попытке его убийства, что способствовало дальнейшему развитию паранойи султана, что его хотят лишить трона [Razmik Panossian. The Armenians: From Kings and Priests to Merchants and Commissars. Columbia University Press. p. 165]. Во время его пребывания в должности усилилось экономическое и политическое проникновение европейских государств в Османскую империю.
    Абдул-Хамид II родился во дворце Топкапы в Константинополе, столице Османской империи, 21 сентября 1842 года. Сын султана Абдул-Меджида I (см.) и его жены Тиримюжган Кадын-эфенди, её настоящее имя Вирджин [Freely, John – Inside the Seraglio, published 1999, Chapter 15: On the Shores of the Bosphorus]. Позже, после смерти своей матери, он стал приемным сыном жены своего отца Пиристу Кадын-эфенди. Он был искусным плотником и лично делал высококачественную мебель, которую можно сегодня увидеть во дворце Йылдыз и дворце Бейлербей в Стамбуле. Интересовался оперой и лично написал первые в истории турецкие переводы многих оперных классиков. Написал несколько оперных пьес для «Mızıka-yı Hümâyun» («Османский Имперский оркестр», основанный его дедом Махмудом II, который в 1828 году назначил Джузеппе Доницетти в качестве его руководителя) и принимал знаменитых исполнителей Европы в Оперном доме дворца Юлдиз. В 1990-х годах дворец был восстановлен и показан в турецкой драме «Harem Suare» (1999) турецко-итальянского режиссера Ферзана Озпетека (фильм начинается со сцены, где Абдул-Хамид II  наблюдает за представлением). В отличие от многих других оттоманских султанов, Абдул-Хамид II посещал зарубежные страны. За девять лет до того, как он занял трон, летом 1867 года он сопровождал своего дядю Султана Абдул-Азиза (см.) в его поездке в Париж (30 июня — 10 июля 1867 года), в Лондон (12-23 июля 1867 года), в Вену (28-30 июля 1867 года) и в другие города других европейских стран (они отправились из Стамбула 21 июня 1867 года и вернулись 7 августа 1867 года). В основном проживал во дворце Йылдыз.

    Вступление на трон. Абдул-Хамид II взошёл на трон после низложения, объявления сумасшедшим и заточения в крепость своего брата Мурада 31 августа 1876 года. Во время передачи власти некоторые свидетели были впечатлены тем фактом, что в мечеть Султана Эйюпа, где проходил обряд Таклиди сеиф, он прибыл без охраны. Большинство народа ожидало, что Абдул-Хамид II поддержит либеральные движения, однако, их надеждам было не суждено сбыться по многим причинам, как субъективного характера, так и с учётом трудного и критического того периода для империи. Великий восточный кризис 1875-78 гг., локальные войны на Балканах, вдобавок и Русско-Турецкая война 1877-78 годов стали угрозой самого существования Османской империи. Это привело к тому, что Абдул-Хамид II принял неоднозначные решения, такие как роспуск парламента и сосредоточение всей политической власти в своих собственных руках.

    Первый Конституционный период 1876–1878 гг. Русско-турецкая война. Абдул-Хамид II взаимодействовал с младотурками, чтобы реализовать ту или иную форму конституционного устройства империи [Roderique H. Davison, Reform in the Ottoman Empire (Princeton, 1963)]. Эта новая форма, теоретически, могла бы помочь осуществить переход к либерализму с исламскими аргументами. Политическая структура западных норм не работала с османской политической культурой, поскольку они противоречили различным мусульманским убеждениям и идеям, но давление со стороны западного мира было огромным, чтобы начать процесс адаптации западных способов политического решения.
    23 декабря 1876 года, из-за восстания 1875 года в Боснии и Герцеговине, войны с Сербией и Черногорией и курсирующих мнений в Европе вследствие жестокости, с которой был подавлен болгарский мятеж, Абдул-Хамид II обнародовал конституцию и парламент. Для Константинопольской конференции [The Encyclopædia Britannica, Vol.7, Edited by Hugh Chisholm, (1911), 3; Constantinople, the capital of the Turkish Empire], проходившей в конце 1876 года с целью решения Восточного вопроса обнародование султаном конституции стало неожиданностью. На официальном открытии конференции 23 декабря 1876 года Сафет-паша провозгласил «великий акт изменения в 600-летнюю форму правления империи. Его Величество султан осчастливил империю конституцией». С учётом сказанного Турцией изначально было заявлено, что конференция излишня, поскольку конституция провозглашает равенство религиозных меньшинств в империи. Но представители европейских держав решили её отвергнуть в связи с предлагаемыми реформами на территориях славянских народов; они предпочли конституцию 1856 года, «Хатт-и Хумайюн» 1839 года и «Хатт-и Шериф» в Гюльхане и поставили под сомнение необходимость наличия парламента в качестве официального голоса народа. Султан решил не исполнять какие-либо решения конференции. Абдул-Хамид начал борьбу за власть абсолютного монарха. В конце сентября 1876 года газета «Московские ведомости» печатала корреспонденцию из Константинополя о характере нового монарха: «<…> Хотя султан Абдул-Хамид сердечно предан исламу, но он чужд фанатизма. Он назначил к себе куафёром христианина, чему доныне примера не было. Многие из придворных не без удивления видели это назначение, не постигая как можно допустить чтобы нечистая рука гяура касалась священной бороды калифа» [Московскія Вѣдомости. 1876, 1 октября, № 250, стр. 4].
    Отказ Турции от реализации решений Константинопольской конференции и Лондонского протокола 1877 года положил конец всяким мирным попыткам решить Восточный вопрос и дал легитимные основания России для начала, ставшей победоносной, Русско-турецкой войны (1877-78).
    Абдул-Хамид II испытал большой страх, узнав об объявлении 24 апреля 1877 года Россией войны против Турции. Потеряв доверие держав Европы, вследствие своей пагубной политики по решению Восточного вопроса, в этом конфликте Османская империя сражалась без помощи европейских союзников. Российский канцлер князь Александр Михайлович Горчаков фактически приобрел австрийский нейтралитет, заключив секретное Рейхштадтское соглашение, ставшее отличным дипломатическим ходом. Британская империя, хотя и опасалась русской угрозы британскому господству в Южной Азии, решила не участвовать в военном конфликте из-за негативного общественного мнения против османов, ранее сообщая о неслыханной оттоманской жестокости в ходе подавления болгарского восстания. Однако, такая позиция не помешала англичанам успешно снабжать турок деньгами и припасами, что не удивительно. Война окончилась полным поражением Турции. В конце 1877 года русская армия перешла через Балканы и, подойдя к Адрианополю, могла без особого труда занять Константинополь. Падение Плевны и Шипки, сдача армии Осман-паши, разгром армий Сулеймана и Мухтара и приближение русских к столице, произвели страшный переполох в Константинополе. Парламент потребовал смены правительства и немедленного прекращения войны с Россией; султан приготовился бежать в Азию, остатки армии были деморализованы, повсюду начались грабежи. 6 января Абдул-Хамид II послал в главную квартиру русской армии уполномоченных просить о перемирии. Главнокомандующий русской армии ответил, что допустит перемирие лишь в том случае, если будут определены общие условия мира. 3 марта 1878 года был заключён предварительный договор в Сан-Стефано, по которому признаны независимыми Румыния и Сербия, болгарским провинциям дано самоуправление; России, Сербии и Черногории были переданы значительные территории; установлена контрибуция за военные издержки.
    После разгромного поражения в войне с Российской империей в феврале 1878 года Абдул-Хамид II упраздняет парламент. В течение следующих трех десятилетий Османская империя автократично управлялась этим султаном из дворца Йылдыз. Опасаясь переворота, Абдул-Хамид окружил себя бесчисленною стражей и наводнил всю страну шпионами и тайной полицией. «Отец турецкой конституции» Мидхат-паша, благодаря которому султан получил престол, был обвинен в участии в заговоре и присужден к смерти. Помилованный по настоянию держав, он был сослан в Аравию, где вскоре умер.
    В июле 1878 года последовал процесс Сулеймана-паши. Назначенный командовать всеми сухопутными силами на Болгарском театре за месяц до падения Плевны, Сулейман-паша, стеснённый вмешательством верховного военного совета (дари-хура), должен был сделаться виновником всех военных неудач. Горячо защищаясь на суде, он в своих ответах иной раз не щадил и Абдул-Хамида. В результате, несмотря на шаткость обвинений, 15 ноября 1878 года Сулейман-паша был осуждён на вечное изгнание с лишением прав, чинов и орденов. Абдул-Хамид II, однако, смягчил этот приговор, заменив его ссылкой на 6 лет в Багдад. Летом того же года был опубликован, искусно подобранный сборник официальных документов о минувшей войне (Зубдетул-Хакаин), из которого должно было составиться убеждение, что все лучшие ходы турецкой стратегии (например, Плевна) зародились и получили развитие по инициативе Абдул-Хамида.
    После заключения Сан-Стефанского мира Россия стала доминирующей силой в новых независимых государствах, её влияние в Юго-Восточной Европе значительно усилилось. В связи с настойчивостью некоторых держав (особенно Великобритании), чтобы уменьшить большие преимущества, приобретённые Россией, на Берлинском конгрессе договор был впоследствии пересмотрен. В 1878 году Кипр был передан под опеку англичанам. Были проблемы в Египте, где дискредитированный хедив должен был быть свергнут. В результате Великобритания получила виртуальный контроль над Египтом и Суданом, отправив свои войска в 1882 году под предлогом «наведения порядка» в эти провинции. Кипр, Египет и Судан до 1914 года оставались османскими территориями исключительно «на бумаге», когда Великобритания официально аннексировала эти территории в ответ на участие Османской империи в Первой мировой войне на стороне центральных держав.
    Были ключевые проблемы в отношении албанского вопроса, возникшего в результате Призренской лиги, и с греческим и черногорским границами, где европейские державы определили, что решения Берлинского конгресса в этой части должны быть реализованы.
    В 1885 году еще одним ударом стал союз Болгарии с Восточной Румелией. Создание независимой и могущественной Болгарии рассматривалось как серьезная угроза для Османской империи. На протяжении многих лет Абдул-Хамид II имел дело с Болгарией таким образом, чтобы не противоречить ни российским, ни немецким пожеланиям.
    Криту были предоставлены расширенные льготы, но они не удовлетворяли население, которое стремилось к объединению с Грецией. В начале 1897 года греческая экспедиция отправилась на Крит, чтобы свергнуть османское господство на острове. За этим актом последовала война 1897 года, в которой османская империя победила Грецию; однако, в результате Константинопольского договора, Крит перешёл под контроль Великобритании, Франции и России. Георг Греческий и Датский (греч. Γεώργιος της Ελλάδας; 24 июня 1869, Корфу, Греция — 25 ноября 1957, Сен-Клу, Париж) был назначен правителем, и Крит был фактически потерян для Османской империи. Аммиюа (араб. ʿĀmmiyya‎), революция в 1889–90 годах друзов и других сирийских народов против злоупотреблений и роскоши шейхов, аналогичным образом привела к капитуляции требованиям повстанцев, а также к уступкам бельгийских и французских компаний обеспечить прокладку на территориях железной дороги.

    Армянский вопрос.  Начиная с 1890 года, армяне начали требовать осуществления реформ, которые были им обещаны на Берлинской конференции. Чтобы предотвратить осуществление реформ, в 1890-91 годах Абдул-Хамид II дал курдским группам полуофициальный статус, которые на тот момент в провинциях уже жестоко относились к армянскому населению. Состоящие из курдов и турканов,  вооружённые государством, такого рода формирования стали называться «Хамидие алайлари» («Хамидийские полки») [Klein, Janet (2011). The Margins of Empire: Kurdish Militias in the Ottoman Tribal Zone. Stanford: Stanford University Press, pp. 21-34]. «Хамидие алайлари» и кудским бандформированиям были предоставлены воинские права для нападения на армян, конфискации их запасов зерна, продуктов питания и угона скота. Никакого наказания за это не предусматривалось,  поскольку они подчинялись только военным судам [McDowall, David (2004). A Modern History of the Kurds, 3rd rev. and updated ed. London: I.B. Tauris, pp. 60-62]. Перед лицом такого насилия армяне создали революционные организации, а именно Социал-демократическую партию «Гнчак» (основана в 1887 г. студентами женевского университета А. и М. Назарбеками, Р. Ханазатом, Г. Кафяном и др., издающими армянскую революционную газету «Гнчак» как «Революционная партия Гнчак») и Армянскую Революционную Федерацию (АРФ), Дашнакцутю́н (арм. Հայ Յեղափոխական Դաշնակցութիւն (Հ.Յ.Դ.) — «Армянское революционное содружество»)  (основанную в 1890 году в Тифлисе) [Nalbandian, Louise (1963). The Armenian Revolutionary Movement: The Development of Armenian Political Parties through the Nineteenth Century. Berkeley: University of California Press]. В 1892 году в Мерцифоне, а в 1893 году в Токате начались столкновения и беспорядки. Абдул-Хамид II не стеснялся подавлять эти восстания армянского населения методами геноцида, привлекая для этого местных мусульман. В результате свыше 300 000 армян были убиты в результате Хамидийской резни, состоящей из трёх основных эпизодов: резни в Сасуне, убийств армян по всей территории империи осенью и зимой 1895 года и резни в Стамбуле и в районе Вана. Из-за них султан был прозван Великим убийцей. Издавна существовавшая в Турции национальная и религиозная вражда между мусульманами и христианами при Абдул-Хамиде достигла высшего напряжения. Новости о массовых убийствах в Армении активно распространялись в Европе [Rodogno, Davide. Against Massacre: Humanitarian Interventions in the Ottoman Empire, 1815-1914. Princeton: Princeton University Press, 2012, pp. 185-211; Gary J. Bass, Freedom’s Battle: The Origins of Humanitarian Intervention. New York: Alfred A. Knopf, 2008; Balakian, The Burning Tigris]. На Западе султан стал упоминаться как «Кровавый султан» или «Красный султан». 21 июля 1905 года Армянская Революционная Федерация предприняла попытку убить султана, взорвав его автомобиль во время публичного выступления, но султан задержался на минуту, и бомба сдетонировала слишком рано, убив 26 человек и ранив 58 (из которых четыре умерли уже в больнице) и уничтожив 17 автомобилей. Эта продолжающаяся агрессия, наряду с решением вопроса армянского стремления к реформам, привела к тому, что западноевропейские державы стали более настороженно и с опасением относиться к туркам.

    Америка и Филиппины. Султан Абдул-Хамид II после встречи с Оскаром Штраусом, американским министром в Турции, отправил письмо народу моро Султаната Сулу, в котором он сказал им не сопротивляться американскому захвату и сотрудничать с американцам. В итоге моро решил свести ранее вспыхнувшее восстание на нет и прислушаться к совету султана.
    В 1889 году Джон Мильтон Хэй, американский секретарь, попросил Штрауса обратиться к Абдул-Хамиду II, чтобы тот написал письмо мусульманам моро Султаната Сулу на Филиппинах с требованием подчиниться американскому сюзеренитету и военному правлению. Султан выполнил его просьбу и написал письмо, которое было отправлено в Сулу через Мекку. Задумка с письмом оказалась верным шагом, так как «Мусульмане сулу… отказались присоединиться к восставшим и перешли под контроль нашей армии, тем самым признавая суверенитет Америки» [Kemal H. Karpat (2001). The Politicization of Islam: Reconstructing Identity, State, Faith, and Community in the Late Ottoman State. Oxford University Press. pp. 235–]. Оттоманский султан использовал свое положение в качестве халифа, чтобы султан Сулу не сопротивлялся американцам, когда они переходили под их контроль [Moshe Yegar (1 January 2002). Between Integration and Secession: The Muslim Communities of the Southern Philippines, Southern Thailand, and Western Burma/Myanmar. Lexington Books. pp. 397–]. Президент МакКинли в своем выступлении на первой сессии Пятьдесят шестого Конгресса в декабре 1899 года не упомянул о роли Турции в умиротворении народа моро, поскольку до 18 декабря соглашение с султаном Сулу в Сенат было не предоставлено [Political Science Quarterly. Academy of Political Science. 1904. pp. 22–]. Несмотря на «панисламидскую» идеологию султана, тот с готовностью согласился на просьбу Штрауса обратиться к мусульманам Сулу не сопротивляться Америке, так как он не чувствовал необходимости вести военные действия между Западом и мусульманами [Mustafa Akyol (18 July 2011). Islam without Extremes: A Muslim Case for Liberty. W. W. Norton. pp. 159–]. Сотрудничество между американскими военными и султанатом Сулу было исключительно заслугой османского султана [J. Robert Moskin (19 November 2013). American Statecraft: The Story of the U.S. Foreign Service. St. Martin’s Press. pp. 204–].
    Договор Бейтса, подписанный американцами с Султанатом Сулу, который гарантировал автономию Султаната в его внутренних делах и управлении, был затем нарушен самими же американцами, которые вторглись в Мороланд [Kho, Madge. «The Bates Treaty». Philippine Update], в результате чего в 1904 году вспыхнуло восстание Моро между американцами и мусульманами моро и зверствами совершаемыми против женщин и детей, таких как Резня в Кратере Моро 1906 года.

    Поддержка Германии. Антанта-Россия, Франция и Великобритания- поддерживали напряженные отношения с Османской империей. Абдул-Хамид II и его ближайшие советники полагали, что этими великими державами Османская империя должна рассматриваться как равный игрок. По мнению султана, Османская империя была европейской империей, отличающейся большим количеством мусульман, чем христианами.
    Со временем, агрессивная политика Франции (оккупация Туниса в 1881 году) и Великобритании (захват власти в 1882 году в Египте) заставили Абдул-Хамида более тяготеть к Германии. Абдул-Хамид II дважды принимал Кайзера Вильгельма II в Константинополе; сначала 21 октября 1889 года, а девять лет спустя, 5 октября 1898 года. (Вильгельм II позже посетил Константинополь в третий раз, 15 октября 1917 года, в качестве гостя Мехмеда V). Германские офицеры (такие как Барон фон дер Гольц и Бодо-Боррис фон Дитфурт) были наняты для наблюдения за организацией Османской армии.
    Немецкие правительственные чиновники были привлечены к реорганизации финансов Османской империи. Дружба Германии не была альтруистической; её нужно было развивать с помощью железнодорожных и кредитных концессий. В 1899 году по просьбе Германии было начато строительство железной дороги «Берлин-Багдад».
    В свою очередь, Кайзер Вильгельм просил помощи султана, когда у него были проблемы с мусульманскими войсками Китая. Во время Ихэтуаньского восстания китайские мусульманские отряды кансу (упрощ. кит. 甘军; традиц. кит. 甘軍; пиньинь. Gān Jūn) сражались против немецких солдат вместе с другими силами Североатлантического союза. Силы кансу и участники Ихэтуаньского восстания одержали победу в 1900 году над немцами в битве при Лангфанге и в ходе Сеймюрской экспедиции. Летом 1900 года они взяли в осаду Посольский квартал в Пекине. И лишь во время второй попытки, т.н. Экспедиции Газели в августе 1900 года, в сражении с китайскими мусульманскими войсками Альянс восьми держав смог взять Пекин, столицу Цинской империи. Кайзер Вильгельм был так встревожен китайскими мусульманскими войсками, что просил Абдул-Хамида найти способ остановить боевые действия мусульманских войск. Абдул-Хамид II согласился с требованиями Кайзера и отправил в 1901 году в Китай Энвер-пашу, но к тому времени восстание закончилось [Kemal H. Karpat (2001). The politicisation of Islam: reconstructing identity, state, faith, and community in the late Ottoman state. Oxford University Press US. p. 237]. Поскольку османы не хотели конфликтовать с европейскими странами и из-за того, что Германия ослабела для помощи Османской империи, приказ, призывающий китайских мусульман избегать помощи сторонникам восстания был выпущен Оттоманским халифом и перепечатан в египетских и индийских мусульманских газетах несмотря на тот факт, что затруднительное положение, в котором оказались англичане в Ихэтуаньском восстании, доставляло удовольствие индийским мусульманам и египтянам [Robert A. Bickers (2007). The Boxers, China, and the World. Rowman & Littlefield. pp. 150–].

    Второй Конституционный период 1908 г. Национальное унижение из-за ситуации в Македонии вкупе с возмущением в армии против дворцовых шпионов и информаторов, наконец, привели к кризису [Chisholm, Hugh, ed. (1911). «Abd-ul-Hamid II». Encyclopædia Britannica. 1 (11th ed.). Cambridge University Press. p. 36].
    Летом 1908 года вспыхнула Младотурецкая революция и Абдул-Хамид, узнав, что войска в Салониках идут на Константинополь (23 июля), сразу же решил капитулировать. 24 июля он объявил о восстановлении приостановленной конституции 1876 года; далее, на следующий день, упразднил шпионаж и цензуру и распорядился освободить политических заключенных.
    17 декабря Абдул-Хамид II своим выступлением открыл заседание Оттоманского парламента, в котором он сказал, что первый парламент был «временно расторгнут до момента, пока воспитание людей не было доведено до достаточно высокого уровня путем расширения обучения на всей территории империи».

    Контрпереворот 1909 года. Новое поведение султана не спасло его от подозрения в том, что он занимается интригами с мощными государственными реакционными элементами; подозрение нашло подтверждение в его отношении к контрреволюции 13 апреля 1909 года, известной как «Инцидент 31 марта» (тур. 31 Mart Vakası), когда восстание солдат, расквартированных в Салониках и Адрианополе и поддерживаемое их сторонниками в некоторых военных частях в столице, свергло новый кабинет младотурков. 27 апреля Сенат и палата депутатов, возобновившие работу, приняли фетву о низложении Абдул-Хамида, и провозглашении Султаном его брата, Мехмеда Решада [Alderson, Anthony Dolphin. The Structure of the Ottoman Dynasty. — Oxf.: Clarendon Press, 1956].
    Смещение султана, переход власти к консервативным исламистам с либеральными реформами младотурков, приведёт к массовому убийству десятков тысяч христианских армян в провинции Адана [2].

    После низложения. Бывший султан был конвоирован на виллу Аллатини в окрестностях Салоник. В 1912 году, когда Салоники вернулись в состав Греции, он был возвращён в качестве пленника в Константинополь. Последние дни своей жизни он провёл под стражей в дворце Бейлербей на Босфоре, занимаясь плотницким делом и писал свои мемуары в компании своих жен и детей. Абдул-Хамид II умер 10 февраля 1918 года, всего за несколько месяцев до смерти своего брата. Похоронен в Константинополе.
    Так кончилось 33-летнее царствование «кровавого султана», который, будучи убежден, что, как наместник Пророка, он является единственным и верховным повелителем правоверных мусульман во всей вселенной, упорно не хотел считаться с требованиями современной жизни. В этой неравной борьбе победа осталась не за Абдул-Хамидом, но надо было обладать большим умом, огромною силою воли и незаурядными дарованиями, чтобы выдерживать её в течение 3-х десятков лет.

    Идеология. Панисламизм. Абдул-Хамид II считал, что идеи Танзимата не могут привести разрозненные народы империи к общей идентичности, в отличие от оттоманизма. Он принял новый идеологический принцип — панисламизм; поскольку османские султаны, начиная с 1517 года, также были номинально халифами, он хотел содействовать этому факту и подчеркнул Османский халифат. Он видел огромное разнообразие этнических групп в Османской империи и знал, что ислам является единственным способом объединить своих мусульманских людей.
    Он поощрял панисламизм, означающий, что мусульмане должны объединиться и помочь друг другу в борьбе с европейской колонизацией. Это угрожало европейским странам, а именно Австрии через албанских мусульман и России через татар и курдов, Франции через марокканских мусульман и Великобританию через индийских мусульман [Takkush, Mohammed Suhail, «The Ottoman’s History» pp.489,490]. Привилегии иностранцев в Османской империи, которые были препятствием для эффективного правительства, были ограничены. Он также построил стратегически важную железную дорогу «Константинополь-Багдад», железную дорогу «Константинополя-Медина», сделав поездку в Мекку для совершения хаджа более удобной. В дальние страны было решено отправить миссионеров, проповедуя ислам и превосходство халифа. Во время своего правления Абдул-Хамид отказался от предложений еврейского общественного деятеля Теодора Герцля выплатить значительную часть оттоманского долга (150 миллионов фунтов стерлингов в золоте) в обмен на хартию, позволяющую сионистам поселиться в Палестине. Известна фраза султана в изложении Герцля: «Пока я жив, я не разделю наше тело, они могут разделить только наш труп» [«עניין היהודים», (יומני הרצל). הוצאת מוסד ביאליק. p. 332. את הדברים אמר הסולטאן לשליחו של הרצל (נוולינסקי) ב-19 ביוני 1896. מקור — «עניין היהודים», (יומני הרצל) — הוצאת מוסד ביאליק, כרך א’ עמוד 332. הרצל עצמו נפגש עם הסולטאן רק ב-17 במאי 1901, ללא הישגים נוספים].
    Панисламизм был значительным успехом. После греко-османской войны многие мусульмане праздновали победу и видели победу Османской империи именно как победу мусульман. В мусульманских регионах после войны в газетах писалось о приостановках, локаутах и возражениях в отношении европейской колонизации [Takkush, Mohammed Suhail, «The Ottoman’s History» pp.489,490] [Lewis.B, «The Emergence of Modern Turkey» Oxford, 1962, p.337]. Однако призывы Абдул-Хамида были не всегда очень эффективными из-за широко распространенного недовольства внутри империи. В Месопотамии и Йемене беспорядки были эндемичными; ближе к дому в армии и среди мусульманского населения видимость лояльности поддерживалась только системой доносов и шпионажа.

    Политические дискуссии и реформы. Большинство людей ожидало, что Абдул-Хамид II будет проводить либеральные идеи, а некоторые консерваторы были склонны относиться к нему с подозрением как к опасному реформатору [Chisholm, Hugh, ed. (1911). «Abd-ul-Hamid II». Encyclopædia Britannica. 1 (11th ed.). Cambridge University Press. p. 36]. Однако, несмотря на то, что он работал с реформистскими молодыми османами, оставаясь наследным принцем и являясь либеральным лидером, он стал более консервативным в качестве реакции на несколько неудачных попыток убийства сразу же после принятия трона. Дефолт государственных фондов, пустая казна, восстание 1875 года в Боснии и Герцеговине, война с Сербией и Черногорией, европейский отклик на  жестокость правительства Абдул-Хамида, проявленную в борьбе с болгарским мятежом- все это способствовало его опасениям принимать какие-либо существенные изменения.
    В дальнейшем было много неудач. Финансовые затруднения заставили его согласиться на иностранный контроль над государственным долгом Османской империи. В декрете, выпущенном в декабре 1881 года, большая часть доходов империи была передана Администрации государственного долга в пользу (в основном иностранных) держателей облигаций.
    На протяжении многих лет Абдул-Хамид II удалось свести своих министров к должности секретарей и он сосредоточил большую часть администрации империи в своих руках в дворце Йылдыз. Однако внутренние разногласия продолжали накапливаться. Постоянно в смятении был Крит. Живущие в границах Османской империи греки и армяне всегда проявляли своё недовольство правлением.
    Недоверие Абдул-Хамида к адмиралам-реформаторам Оттоманского флота (которых он подозревал в заговоре против него и попытке вернуть конституцию 1876 года) и его последующее решение о блокировке Османского флота (считающегося третьим по величине флотом в мире во время царствование его предшественника Абдул-Азиза) внутри Золотого Рога вызвало потерю османских заморских территорий и островов в Северной Африке, Средиземном море и Эгейском море во время и после его правления [3].
    Его стремление к внедрению образования привело к созданию 18 профессиональных школ; в 1900 году был создан Дарулфунун или Стамбульский университет. Он также создал большую систему средних, начальных и военных школ по всей империи. В течение 12-летнего периода (1882-1894) была построена 51 средняя школа. Поскольку целью образовательных реформ в эпоху хамидов было противодействие иностранному влиянию, в этих средних школах использовались европейские методики преподавания, но при этом у учеников было сильное чувство Османской идентичности, исламской морали [Cleveland, William L. (2008)»History of the Modern Middle East» (4th ed.) pg.121].
    Также султан реорганизовал министерство юстиции и разработал железнодорожные и телеграфные системы. Телеграфная система расширилась, чтобы охватить самые дальние части империи. К 1883 году железные дороги соединили Стамбул и Вену, а вскоре после этого «Восточный экспресс» связал Париж с Стамбулом. Во время его правления расширялась сеть железных дорог в пределах Османской империи, чтобы связать контролируемую Османской Республикой Европу и Анатолию с Стамбулом. Увеличивающаяся потребность путешествовать и общаться в пределах Османской империи усиливала и влияние Стамбула на остальную империю.

    Паранойя. Абдул-Хамид II был параноидальным в отношении своей безопасности. Судьба Абдул-Азиза убедила его в том, что конституционное правительство не является хорошей идеей. Из-за этого информация была жестко контролируема, и пресса подвергалась жесткой цензуре. Учебная программа школ подвергалась тщательной проверке, чтобы предотвратить диссидентство. По иронии судьбы школы, которые Абдул-Хамид пытался контролировать, стали «гнёздами недовольства», поскольку  ученики и преподаватели смущались от неуклюжих ограничений цензоров [Cleveland, William; Burton, Martin (2013). A History of the Modern Middle East. Boulder, CO: Westview Press. pp. 123–124].
    В царствовании Абдул-Хамида II также была полностью функционирующая государственная шпионская система. Эти шпионы сильно затрудняли функционирование государственной администрации, поскольку чиновники постоянно беспокоились о том, что против них будет подан клеветнический навет. В «Шпионах» и «Скандалах и султанах» Ибрагима аль-Мувайлихи рассказывается, как шпионы действовали по всему Константинополю и что даже Шейх аль-ислам был парализован страхом перед этими шпионами. Кроме того, аль-Мувайлихи рассказал, сколько шпионов следовало за каретой наследного принца. В целом, эти шпионы препятствовали функционированию государства и потенциальным идеям реформ, поскольку люди боялись, что на них донесут.

    Фотографии Оттоманской империи. Опасающийся потенциальных покушений, Абдул-Хамид II не считал нужным часто путешествовать (хотя он был более активным путешественником, чем многие предыдущие правители империи). Фотографии стали наглядным свидетельством того, что именно происходило в его царстве. Он заказал тысячи фотографий своей империи, в том числе из Константинопольской студии Жана Паскаля Себаха  (1872– 6.06.1947). Султан подарил большие подарочные фотоальбомы различным правительствам и главам государств, включая США [William Allen, «The Abdul Hamid II Collection,» History of Photography eight (1984): 119–45] и Великобританию [M. I. Waley and British Library, «Sultan Abdulhamid II Early Turkish Photographs in 51 Albums from the British Library on Microfiche»; Zug, Switzerland: IDC, 1987]. Американская коллекция размещена в Библиотеке Конгресса в оцифрованном виде [4].

    Религиозность. Султан Абдул-Хамид II был практиком традиционной исламской духовности. На него оказал влияние ливийский шейх Мухаммад Зафир аль-Мадани, чьи уроки в Ункакани он скрывал от посторонних взглядов, прежде чем стал султаном. После того, как Абдул-Хамид II взошёл на трон, он попросил шейха аль-Мадани вернуться в Стамбул. Шейх в недавно введенной в действие мечети Йылдыз Хамидие стал инициатором зикра; в четверг вечером он будет сопровождать суфийских мастеров в ходе его чтения [«The Ottoman caliphate: Worldly, pluralist, hedonistic—and Muslim, too». The Economist. 19 December 2015]. Он также стал близким религиозным и политическим доверенным лицом султана. В 1879 году султан извинился за взимаемые налоги всех завий и текк халифата. В 1888 году в составе мечети Ertuğrul Tekke он основал суфийскую ложу в Стамбуле для ордена суфизма Мадани. Отношения султана и шейха продолжались тридцать лет до смерти последнего в 1903 году [5].

    Браки и разводы. Абдул-Хамид II имел тринадцать жен [Harun Açba (2007). Kadın efendiler: 1839-1924. Profil. ISBN 978-9-759-96109-1] и семнадцать детей. Первый брак состоялся в 1863 году на абхазке Назикеде Кадын Эфенди (тур. Nazikedâ Kadın Efendi; 1848 — 11.11.1895, Стамбул), дочери принца Арзакан Цанбы и его жены принцессы Эсма Клыч, родился Ульвий Султан (1868 — 5 октября 1875). Второй брак состоялся в октябре 1868 года и закончился разводом 26 июля 1879 года на черкесске Нурефсун Кадин (1851 – 1915), дочери Селима Бея Шермата и его жены принцессы Ребии Ханим.
    В третий раз он женился на Бедрифелек Кадын-эфенди  (тур. Bedrifelek Kadın Efendi; 4 января 1851, Поти — 6 февраля 1930, Стамбул), дочери натухайского князя Мехмеда Карзега и его жены Фарухан Ханым, принадлежавшей к абхазскому княжескому роду Инал-Ипа [Günay Günaydın. Haremin son gülleri. — Mevsimsiz Yayınları, 2006]. В браке родился Мехмет Селим-эфенди  (11 января 1870, Стамбул — 5 мая 1937, Бейрут), Шехзаде Мехмед (26.04.1887 – 1890), Эмине Немика Эсин Султан (1887 –1969), принц Şehzade Mehmed Abdülkerim (1906 – 1935), дочь Зекие Султан (1872 – 1950) и принц Шехзаде Ахмед Нури (1878-1944).

    © При копировании активная ссылка на сайт обязательна

    См. больше статей Большая энциклопедия знаний

    Комментарии