Нажмите ENTER

ЗАГОЛОВОК ПРОЕКТА

    Нажмите ENTER

    Аббас I Великий

     

    АББАС I ВЕЛИКИЙ, Шах-Аббас [перс. شاه عَباس بُزُرگ‎; азерб. I Abbas Səfəvi (27.01.1571 года, Герат — 19.01.1629 года, Казвин] — пятый сефевидский шах Ирана и, как правило, считается самым сильным правителем династии Сефевидов. Третий сын шаха Мухаммада Худабенде.

    Аббас I Великий
    Несмотря на то, что Аббас I будет главенствовать на вершине военной, политической и экономической власти Ирана, он взошёл на трон в трудное время для империи Сефевидов. Под управлением его волевого отца страна была раздираема разными группировками племён кызылбаши, убившими его мать и старшего брата. Тем временем враги Ирана- Османская (Оттоманская) империя и узбеки, использовали этот политический хаос, чтобы захватить для себя часть территории. В 1588 году, один из лидеров кызылбаши, Муршид Коли Хан, в результате переворота сверг шаха Мухаммада Худабенде и поставил на трон 16-летнего Аббаса. Но Аббас I Великий не был марионеткой и вскоре захватил власть для себя полностью.
    Под своим руководством Аббас создал многочисленные возможности для тысяч черкесов, грузин и армян присоединиться к своей гражданской администрации и войти в число солдат армии. С помощью этих вновь созданных слоев в иранском обществе (по инициативе его предшественников, но значительно расширенных во время его правления) Аббасу удалось практически полностью разрушить влияние и власть кызылбаши в своей гражданской администрации, в королевском доме и вооруженных силах. Эти действия, а также его реформы в иранской армии, позволили ему успешно бороться с оттоманами и узбеками и вернуть себе потерянные ранее провинции Ирана. К концу Турецко-персидской войны (1603—1618) Аббас вновь обрел контроль над Закавказьем и Дагестаном, а также частью Восточной Анатолии и Месопотамии; последние две территории были утрачены в результате мирного соглашения 1555 года в Амасье. Он также забрал территорию у португальцев и у Империи Великих Моголов, расширил иранское господство и своё влияние на Северном Кавказе, за пределами традиционных территорий Дагестана.
    Аббас I Великий был великим строителем и переместил столицу своего королевства из Казвина в Исфахан, превратив город в вершину сефевидской архитектуры. В последние годы своей жизни, после судебных интриг с участием нескольких ведущих черкесов, Аббас I Великий стал очень подозрительным и убил (или ослепил) своих сыновей.

    • Рождение Аббаса I

    Аббас I родился в Герате (один из главных городов исторической области Великий Хорасан, ныне Афганистан). Был третьим сыном царского принца Мухаммада Ходабенде и его жены Хейры ан-Ниса бегим (известной как «Махди Улья»), дочери правителя Мараши в провинции Мазандаран, который называл себя потомком четвертого шиитского имама Зайна аль-Абидина [1]. Во время своего рождения дед Аббаса, Тахмасп I, был шахом Ирана. Родители Аббаса поручили ухаживать за мальчиком Хани Хан Ханум, матери правителя Герата, Али-Коли Хан Шамлу. Когда Аббасу исполнилось четыре года, Тахмасп I отправил отца Аббаса в Шираз, где климат был лучше для его хрупкого здоровья. Традиция диктовала, что по крайней мере, один принц королевской крови должен был жить в Хорасане, поэтому Тахмасп назначил Аббаса номинальным губернатором провинции, несмотря на его юный возраст и Аббас I остался в Герате [2].
    В 1578 году отец Аббаса стал шахом Ирана. Мать Аббаса вскоре стала руководить правительством и у нее оставалось совсем мало времени для Аббаса, предпочитая продвигать интересы его старшего брата Хамзы [3] Королева-союзница противостояла могущественным лидерам армий кызылбаши, которые в итоге замыслили убить её 26 июля 1579 года, по сообщениям за то, что она имела связь с Адилом Гиреем, братом крымскотатарского хана, который был пленником в Хазвине [4]. Мухаммад был слабым сувереном, неспособным предотвратить от вторжения в страну главных соперников Ирана, Оттоманскую империю и узбеков, или прекратить вражду среди кызылбаши [5]. Молодой принц Хамза был более многообещающим и мог возглавить активную кампанию против османов, но был убит в 1586 году при неясных обстоятельствах. Теперь всё внимание было обращено на Аббаса [6].
    В возрасте 14 лет Аббас I попал под опеку Муршида Коли Хана, одного из лидеров кызылбаши в Хорасане. Когда в 1587 году крупная узбекская армия вторглась в Хорасан, Муршид решил, что настало время свергнуть Шаха Мухаммада [7]. Он поехал с молодым принцем в столицу Сефевидов Казвин и 16 октября 1587 года объявил его королем [8]. Мухаммад не возражал против ухода с престола и 1 октября 1588 года вручил королевские знаки отличия своему сыну. Аббасу в это время было 17 лет [9].

    • Ранние годы

    Царство, унаследованное Аббасом I, находилось в плачевном состоянии. Османы захватили обширные территории на западе и северо-западе (включая главный город Тебриз), а узбеки захватили половину Хорасана на северо-востоке. Сам Иран был раздираем борьбой между различными племенами кызылбаши, которые надсмеялись над королевской властью, убив в 1579 году королеву и в 1583 году великого визиря Мирзу Салмана Джабири.
    Во-первых, Аббас свёл счёты с убийцами своей матери, казнив трех зачинщиков заговора и сослав остальных четырёх [10]. Следующей его задачей было освободить себя от власти Муршида Коли-хана. Муршид заставил Аббаса I жениться на вдове Хамзы, кузине Сефевидов и начал распределять важные правительственные должности среди своих друзей, постепенно ограничивая Аббаса во дворце [11]. Тем временем, узбеки продолжали завоевывание Хорасана. Когда Аббас услышал, что они взяли в осаду его старого друга Али Коли Хана Шамлу в Герате, он умолял Муршида принять меры. Опасаясь соперничества, Муршид ничего не предпринимал до тех пор, пока не появилась новость о том, что Герат пал, а узбеки перебили всё население. Только тогда он отправился в поход в Хорасан [12]. Но Аббас планировал отомстить за смерть Али Коли-хана, и он договорился с четырьмя лидерами кызылбаши убить Муршида 23 июля 1589 года после банкета. Со смертью Муршида Аббас теперь мог монопольно править Ираном [13].
    Аббас I решил, что он должен сначала восстановить порядок в Иране, прежде чем он займётся иностранными захватчиками. С этой целью он заключил мирный договор, известный как Стамбульский мирный договор, с османами в 1589/90 году, уступив им провинции Азербайджана, Карабаха, Гяндже, Дагестана и Караяды, а также части Грузии, Луристана и Курдистан. По этому унизительному договору даже предыдущая столица Тебриз отошла османам [14].
    Кызылбаши составляли основу армии Сефевидов с самого начала их правления, а также захватили много должностей в правительстве. В результате, эффективная власть в государстве в первые дни правления династии реализовывалась кызылбаши, оставляя шаха в положении бессильным на что то серьёзно повлиять. Чтобы уравновесить своё влияние, в качестве решительного ответа на эту проблему Аббас обращается к недавно ассимилированным членам иранского общества (по примеру шаха Тахмаспа I)- гуламам (слово, буквально означающее «рабы»). Из этих рабов была создана мощная сила, насчитывающая почти 37 000 солдат, полностью финансируемых за счёт Шаха. Это привело к значительному ослаблению влияния кызылбаши, поскольку у них больше не было «военной монополии» в Персии [16]. Подобно янычарам в соседней Османской империи, эти гуламы были, в основном, грузинами, черкесами и армянами, которые были втянуты в Иран в массовом порядке (путем завоевания и работорговли), обратились самостоятельно или насильно были обращены в ислам и начали служить в армии, при дворе шаха или гражданской администрации, и были верны только шаху [17]. Под руководством Аббаса эта новая группировка в иранском обществе (также называемая третьей силой) [18] множила своё влияние и власть, причем многие тысячи этнических грузин, черкесов и армян стали неотъемлемой частью иранского общества и занимали ключевые места в правительстве и на военном поприще.
    Тахмасп I, второй сефевидский шах, осознал, взглянув на свою собственную империю и соседнюю Оттоманскую, что он столкнулся с постоянными угрозами со стороны опасных соперничающих группировок и внутренним семейным соперничеством, которые представляли для него угрозу как для главы государства. Если это не взять под контроль, это соперничество представляет серьезную угрозу правителю или оно могло привести к ненужным судебным интригам. Для Тахмаспа проблема фокусировалась вокруг военной племенной элиты империи, Qezelbāš, которая считала, что физическая близость и контроль над членом семьи Сефевидов гарантирует духовные преимущества, политическую судьбу и материальное положение.
    Поэтому, между 1540 и 1555 годами, Тахмасп провел серию вторжений в Кавказский регион, которые обеспечили боевой опыт для его солдат, а также привели к захвату большого числа христианских черкесских и грузинских рабов (30 000 именно в этих четырех рейдах). Эти рабы стали основой рабской системы Сефевидов [15]. Эти рабы будут играть аналогичную роль в соседней Османской империи при формировании и использовании янычаров [19]. Их прибытие в таких больших количествах привело к формированию новой группировки в иранском обществе, состоящей исключительно из этнических кавказцев. Хотя перевод рабов в новую военную силу не был осуществлён до начала правления Аббаса, во времена Тахмаспа кавказцы уже стали важными членами королевского дома, гарема и гражданского и военного управления [20].
    Воспользовавшись опытом своего дела, Аббас I решил не только использовать противоречия в группах кызылбаши, но и поощрить эту новую (кавказскую) группировку в иранском обществе, поскольку он понял, что он либо должен подавить влияние кызылбаши или он так и останется инструментом их воздействия. Аббас I единолично поощрял рост влияния и власти этой новой группировки, также называемой третьей силой. Считается, что только во время правления Аббаса, с территории Кавказа на территорию Персии было депортировано около 130 000-200 000 грузин [21], десятки тысяч черкесов и около 300 000 армян [22] [23]. Причём, значительное их число получило обязанности и роли в иранском обществе, включая некоторые из самых высоких государственных должностей, например, в Военном корпусе гулама. Многие из тех, кто был депортирован с Кавказа, поселились в разных регионах Ирана и стали ремесленниками, фермерами, скотоводами, торговцами, солдатами, генералами, губернаторами и крестьянами в иранском обществе [24]. Аббас I значительно расширил Военный корпус гулама (также известный как ḡolāmān-e ḵāṣṣa-ye-e šarifa) от нескольких сотен во времена Тахмаспа до 15 000 высококвалифицированных кавалеристов [25] как часть целого подразделения армии, насчитывающего 40 000 кавказских гуламов. Затем Аббас I сократил количество провинциальных губернаторств кызылбаши и систематически перемещал их губернаторов в другие районы, способствуя тем самым слому их связей с местным населением и уменьшая их власть. В конечном итоге большинство этих правителей были заменены лояльными шаху гуламами.
    К 1595 году Аллахверди-хан, грузин, стал одним из самых влиятельных людей в Сефевидском государстве [26], когда он был назначен генерал-губернатором Фарса, одной из самых богатых провинций в Персии. Его власть достигла своего пика в 1598 году, когда он стал уже главнокомандующим всех вооруженных сил [27]. Мало того, что система гуламов позволила шаху контролировать и управлять соперниками кызылбаши-турками и персами, в краткосрочной перспективе она также решала бюджетные проблемы. Восстанавливая полный контроль Шаха над провинциями, ранее управляемыми начальниками кызылбаши, доходы провинций теперь напрямую пополняют казну Шаха. В гареме черкесы и грузины быстро заменили туркоманские группировки и, как следствие, оказали значительное непосредственное влияние на меритократическую бюрократию Сефевидов и суд государства Сефевидов [28].
    Возрастающее количество грузин и черкесов в бюрократии Сефевидов и суде государства Сефевидов соперничало с кызылбаши за власть и, в результате, также участвовало в разного рода придворных интригах. Это соревнование за влияние, в котором королевы (и их сторонники в гареме, суде и бюрократии) конкурируют друг с другом, чтобы именно их сыновья заполучили трон. Это соперничество усилилось при Аббасе I и его преемниках, что значительно ослабило династию [29]. Собственный сын Аббаса I и наследный принц Мохаммад Бакер Мирза были уличены в интригах с участием нескольких ведущих черкесов, которые в конечном итоге стоили ему жизни.
    После Сефевидов система гуламов не работала так же эффективно, однако, третья сила продолжала играть решающую роль в течение всей эпохи Сефевидов, а затем и до падения в 1925 году династии Каджаров.

    • Реформирование армии

    Аббасу I понадобилось десять лет, чтобы сформировать армию для эффективного противостояния своим оттоманским и узбекским врагам. Он также использовал военную реорганизацию в качестве еще одного способа получить преимущество над кызылбаши [30]. Он создал постоянную армию из многих тысяч гуламов (всегда призванных от этнических грузин и черкесов) и, в гораздо меньшей степени, иранцев, чтобы сражаться вместе с традиционной феодальной силой, предоставленной кызылбаши. Новые армейские полки были преданы только шаху. Эта новая армия насчитывала от 10 000 до 15 000 кавалеристов или оруженосцев (призывников-кавказских гуламов), вооруженных мушкетами и другим оружием (тогда это была самая большая кавалерия в мире [31]), корпус мушкетеров или туфангчян [32] (12 000 человек) и корпус артиллерии, называемый тупчян (также 12 000 человек). Кроме того, у Аббаса I была персональная охрана, состоящая из кавказских гуламов, которая была увеличена до 3000 человек. Эта военная сила насчитывала около 40 000 солдат, которым шах платил и они были полностью лояльны и преданны ему [33].
    Аббас I значительно увеличил количество пушек. Его целью было одновременное применение не менее 500 пушек в одном сражении. Дисциплина была безжалостной, грабежи строго наказывались. Аббас также смог воспользоваться военными советами ряда европейских посланников, в частности, английских авантюристов- сэра Энтони Ширли и его брата Роберта Ширли, которые прибыли в 1598 году в качестве посланников графа Эссекса в неофициальной миссии, с целью убедить Персию войти в альянс против Оттоманской империи [34].
    С 1600 года Аллахверди-хан, государственный деятель Сефевидов, вместе с Робертом Ширли, предпринял дальнейшие шаги по реорганизации армии, что привело к увеличению числа гуламов до 25 000 человек [35].

    • Консолидация империи

    В течение 1590-х годов Аббас I смещал провинциальных правителей Персии. Он начал с Ахмада-хана, правителя Гилана, который не подчинился приказам Аббаса, когда шах попросил, чтобы его дочь вышла замуж за сына Аббаса Сафи Мирзу [36]. Это привело к вторжению в 1591 году Сефевидов в Гилан под руководством одного из фаворитов Аббаса- Фархада Хана Караманлу. В 1593-94 гг. Джахангир III, правитель провинции Ирана Нур, из династии Падуспанидов, отправился в суд Аббаса, где он передал ему свои владения и провел всю оставшуюся жизнь в поместье в Савхе, которое в обмен предоставил ему Аббас.
    В 1597 году Аббас I сверг династию Хоршидов, управлявших городом Лар. Спустя год, Джахангир IV, из династии Падуспанидов, управлявший районом Коджур (или Baladeh-ye Kujūr), во время праздника в Казвине убил двоих выдающихся знахарей Сефевидов. В ответ, в 1598 году, Аббас I вторгся в его владения и взял в осаду Коджур. Джахангиру удалось бежать, но он был схвачен и убит сторонником Сефевидов Хасаном Лавасани, который был тоже из династии Падуспанидов [37].


    Первая военная кампания Аббаса I с его реформированной армией была направлена ​​против узбеков, которые захватили Хорасан и разорили провинцию. В апреле 1598 года он отправился в атаку. Один из двух главных городов провинции- Мешхед, был легко отбит, но узбекский лидер Дин Мохаммед-хан был в безопасности за стенами другого главного города- Герата. Аббасу I удалось выманить узбекскую армию из города, изобразив своё отступление. 9 августа 1598 года последовало кровавое сражение, в ходе которого был ранен узбекский хан, а его войска отступили (хан был убит своими же людьми во время отступления). Во время битвы хан Фархад бежал из-за ранения, но затем был обвинен в том, что он струсил и бежал, а ранение тут совсем ни при чем. Тем не менее, он был прощен Аббасом, который хотел назначить его губернатором Герата, однако, от этого предложения Фархад-хан отказался. По словам Оруч Бега, отказ Фархад-хана заставил Аббаса почувствовать себя оскорблённым. Из-за высокомерного поведения Фархад-хана и подозрений в его вероятной измене, Аббас счёл его фигуру опасной и принял решение казнить [38]. Затем Аббас превратил Гилан и Мазандаран в область своих владений (хасех) и назначил Аллахверди-хана новым командующим армией Сефевидов.
    К 1599 году Аббас I завоевал не только Герат и Мешхед, но и продвинулся на восток, до города Балх. Это была бы кратковременная победа, так как ему в конце концов придется согласиться на контроль только части этих территорий после того, как новый правитель Хивинского ханства, Баки Мухаммад-хан, попытался вернуть Балх, а Аббас увидел, что его войска по-прежнему слабее узбекских воинов. К 1603 году линии военных столкновений стабилизировались, хотя и с потерей большинства персидской артиллерии. Аббас I смог удержать большую часть Хорасана, в том числе Герат, Сабзавар, Фарах и Неса [39].
    Северо-восточная граница владений Аббаса I теперь была в безопасности, и он мог обратить свое внимание на оттоманов на западе [40]. После победы над узбеками он перенес свою столицу из Казвина в Исфахан [41].

    • Войны против Оттоманской империи

    Сефевиды еще не встретились в битве с своим главным противником-оттоманами. После череды особенно высокомерных требований от турецкого посла, шах его схватил, сбрил ему бороду и отправил её его хозяину, султану, в Константинополь. Это было фактически объявление войны [42]. В результате конфликта, Аббас I сначала захватил Нахаванд и уничтожил крепость в городе, которую османы планировали использовать в качестве передовой базы для нападений на Иран [43]. На следующий год Аббас I сделал вид, что отправляется со своими людьми в охотничью экспедицию в Мазандаран. Это была просто уловка, чтобы обмануть османских шпионов- его реальной целью был Азербайджан [44]. Он изменил курс на Казвин, где собрал большую армию и отправился обратно на Тебриз, который был в руках Османской империи уже в течение некоторого времени.
    Впервые иранцы широко использовали свою артиллерию и город, который был до этого сильно разрушен османской оккупацией, вскоре пал. Аббас I взял в осаду Ереван-город, который стал одним из главных турецких крепостей на Кавказе, после того как Сефевиды уступили его в 1590 году. В конце концов Ереван пал в июне 1604 года, а вместе с ним османы потеряли поддержку большинства армян, грузин и других кавказцев. Но Аббас I не знал, что новый султан Ахмед I, уходя из региона, будет использовать тактику выжженной земли [45]. В течение года ни одна из сторон не предприняла никаких шагов, но в 1605 году Аббас I послал своего генерала Аллахверди-хана, чтобы встретиться с оттоманскими войсками на берегах озера Ван. 6 ноября 1605 года иранцы, во главе с Аббасом, одержали решающую победу над османами в Суфияне, недалеко от Тебриза. Во время войны на Кавказе Аббасу I удалось захватить территорию, принадлежащую ныне Кабардино-Балкарии. Эти победы над персами были закреплены в Договоре Насух-паши в 1612 году, фактически предоставив Аббасу сюзеренитет над большей частью Кавказа.
    До того, как османы тщательно спланировали свой ответ, прошло несколько мирных лет. Но их тайные маневры по подготовке фиксировались иранскими шпионами. Аббас узнал, что план оттоманов состоял в том, чтобы вторгнуться в Иран через Азербайджан, захватить Тебриз и двинуться к Ардабилю и Казвину, которые они могли использовать в качестве козыря в обмен на другие территории. Шах решил устроить ловушку. Он позволил оттоманам войти в страну, а затем решил уничтожить их. В Табризе он эвакуировал всех жителей, а сам ждал со своей армией в Ардабиле. В 1618 году османская армия численностью в 100 000 человек во главе с великим визирем вторглась и легко захватила Тебриз. Визир послал шаху посла, требуя заключить мир и вернуть земли, взятые с 1602 года. Аббас I отказался и притворился, что готов поджечь Ардабиль и отступить дальше вглубь страны, чтобы только не встретиться с Османской армией. Когда турецкий визирь услышал эту новость, он решил немедленно двинуться на Ардабил. Это было именно то, чего и хотел Аббас. Его армия в 40 000 человек пряталась в засаде на дороге и вступила в битву с Османской армией, которая закончилась полной победой иранцев.
    В 1623 году Аббас I решил вернуть Месопотамию, которая была потеряна его дедом Тахмасом в ходе Оттомано-Сефавидской войны (1532-1555). Во время неразбирихи, связанной с назначением нового Оттоманского султана Мурада IV, Аббас I сделал вид, что совершает паломничество в шиитские храмы Кербала и Наджаф, но использовал свою армию для захвата Багдада. Восстание в Грузии в 1624 году во главе с Гиорги Саакадзе отвлекло внимание Аббаса, что позволило оттоманской силе осадить взятый Багдад, но в следующем году шах получил передышку и решительно подавил турецкую армию. Однако, в 1638 году, уже после смерти Аббаса, османы вернули Багдад, а иранско-османская граница была проведена примерно так же, как нынешние границы между Ираном и Турцией и Ираном – Ираком.

    • Подавление грузинского восстания

    Между 1614 и 1616 годами, во время Оттомано-Сефевидской войны, Аббас I подавил восстание во главе с его бывшими лояльными грузинскими подданными Луарсабом II и Теймуразом I (также известный как Тахмурас-хан) в Кахетинском царстве. В 1613 году Аббас назначил этих доверенных грузинских голамов на марионеточные троны Картлийского царства и Кахетинского царства. В то время это были территории, управляемые иранскими Сефевидами. В том же году, когда шах призвал их присоединиться к нему в охотничьей экспедиции в Мазандаране, они решили не появляться, так как опасались, что будут либо посажены в тюрьму, либо убиты [46]. В конечном счете, сформировав альянс, они нашли убежище под защитой османских войск в Османской империи.
    Это предательство двух наиболее доверенных лиц шаха и голамов привело в ярость Аббаса I, о чем сообщил историк суда Сефевидов Искандер Бег Мунши. Следующей весной 1614 года Аббас I назначил Иессе (также известного как “Иса Хан”), внука Александра II (царя Имеретии) на престол Картлийского царства. Выросший в шиитском Исфахане, он был полностью лоялен к шаху. Впоследствии, отправившись в Кутаиси, столицу Имерети, он наказывал жителей за какое-либо имеющее место укрытие перебежчиков. Он вернулся в Картлийское царство и, в результате двух карательных походов, опустошил Тбилиси. Он убил 60-70 тысяч крестьян Кахети и депортировал около 130-200 тыс пленных в Иран [47]. Полностью зачистив регион, он также казнил мятежного царя Картли Луарсаба II. Отправленная к шаху, в качестве переговорщика, грузинская царица Кетеван была в отместку замучена раскалёнными щипцами до смерти за непокорность Теймураза Аббасу I, когда она отказалась отречься от христианства [48]. За эти годы Кахети потерял две трети своего населения, большей частью из-за карательной кампании Аббаса либо по причине депортации в Иран [49].
    Теймураз вернулся в Восточную Грузию в 1615 году, где победил силы Сефевидов. Однако это было всего лишь краткой неудачей для Аббаса I, поскольку он предпринял меры, чтобы подобное восстание не могло повториться. Аббасу I, в конечном итоге, удалось сделать восточные грузинские территории неотъемлемой частью провинций Сефевидов. В 1619 году он назначил верного Симона II (или Семаюн-хана) в качестве марионеточного правителя Кахети, поставил ряд своих правителей на управление теми районами, где в основном проживали мятежные жители.
    К концу 1616 года иранское правление было полностью восстановлено над восточной Грузией, но грузинские территории будут продолжать сопротивляться посягательствам Сефевидов с 1624 года до самой смерти Аббаса I.

    • Кандагар и Моголы

    Сефевиды традиционно были союзниками Моголов в Индии против узбеков, которые жаждали захватить провинцию Хорасан. Император Моголов Хумаюн в награду за помощь в возвращении на трон отдал деду Аббаса I, шаху Тахмаспу, провинцию Кандагар  [50]. В 1590 году, воспользовавшись беспорядками в Иране, преемник Хумаюна Акбар I захватил Кандагар. Аббас продолжал поддерживать сердечные отношения с Моголами, всегда задавая вопрос о возвращении Кандагара [51]. Наконец, в 1620 году дипломатический инцидент, в котором посол Ирана отказался склониться перед императором Джахангиром, привел к войне. Индия была втянута в гражданские беспорядки, и Аббас I решил, что ему нужен был только молниеносный рейд, чтобы забрать в 1622 году этот самый отдаленный город- Кандагар.
    После завоевания Кандагара он примирился с Джахангиром, заявив, что он только вернул то, что было его по праву, и отказался от каких-либо дальнейших территориальных амбиций [52]. Джахангир не успокоился, но он не смог вернуть эту провинцию. Друг детства Аббаса I по имени Гандж Али Хан был назначен губернатором города, которым он будет управлять до своей смерти в 1624/1625 гг.

    • Война против португальцев

    В XVI веке португальцы основали базы в Персидском заливе [53]. В 1602 году иранская армия под командованием Имама-Кули Хана сумела изгнать португальцев из Бахрейна [56]. В 1622 году, с помощью четырех английских кораблей, Аббас I захватил остров Ормуз у португальцев [55]. На этом месте он распорядился построить рядом с материком новый порт- Бандар Аббас.

    • Наследие шаха. Исфахан: новая столица

    В 1598 году Аббас I переместил свою столицу из Казвина в расположенный в центре своей территории город Исфахан. Исфахан стал одним из самых красивых городов в мире, украшенном серией новых великолепных мечетей, бань, колледжей и караван-сараев. Как пишет Роджер Савори: «Со времени развития Багдада в восьмом веке нашей эры халифом аль-Мансуром не было такого всеобъемлющего примера градостроительства в исламском мире, а масштабы и планировка центра города ясно отражают его статус столицы как империи» [57]. Исфахан стал центром архитектурных достижений сефевидов, с мечетями Имама и шейха Лотфоллы, а также другими памятниками, включая Дворец Али-Капу, дворец Чехель-Сотун и площадь Нагш-и Джахан.
    Сделав Исфахан центром империи Сефевидов, Аббас I призвал армян, которых он насильно переселил в Исфахан со своей родины, продолжить торговлю шелком. Шелк был неотъемлемой частью экономики и считался лучшей формой доступной валюты. Армяне уже имели торговые сети, которые позволили Аббасу укрепить иранскую экономику [58].
    Художественные студии Аббаса I (появившиеся под его покровительством в Исфахане) и такие выдающиеся художники, как Реза Аббаси и Мухаммад Касим, создали одни из лучших предметов искусства в современной иранской истории. Несмотря на аскетические корни династии Сефевидов и религиозные предписания, ограничивающие удовольствия для верующих, искусство периода правления Аббаса I допускало некоторые послабления. В работах Мухаммеда Касима мы можем заметить, что запрет для мусульман на потребление вина, а также на интимную близость между мужчинами, «чаще нарушался, чем соблюдался» [59]. Аббас I привез 300 китайских гончаров в Иран для создания местного производства керамики в китайском стиле [60].
    В период правления Аббаса I ковроткачество стало очень важной частью в персидской промышленности и культуре, поскольку богатые европейцы начали импортировать персидские ковры. Под монополию государства перешло производство шёлка. Манускрипты, переплёт, керамика- всё это стало также важным экспортом для государства [61].


    Как и все предыдущие правителя династии Сефевидов, Аббас I был шиитским мусульманином. У него было особое поклонение имаму Хусейну ибн Али. В 1601 году он совершил пешее паломничество от Исфахана до Мешхеда, где располагался храм имама Али ибн Муса Аль-Реза, который он восстановил (храм был опустошен узбеками) [62]. Поскольку суннитский ислам был религией главного соперника Ирана, Османской империи, Аббас I с тотальной нетерпимостью относился к суннитам, живущим в западных приграничных провинциях [63].
    Аббас I терпимо относился к христианству. Итальянский путешественник Пьетро делла Валле был поражен знаниями шаха о христианской истории и богословии, а установление дипломатических связей с европейскими христианскими государствами было важной частью внешней политики шаха [64]. Христианская Армения была ключевой провинцией Сефевидов, граничащей с Османской империей. С 1604 года Аббас I осуществил политику «выжженной земли» в регионе, чтобы защитить свою северо-западную границу от любых вторгшихся оттоманских сил, что предполагало принудительное переселение до 300 000 армян с их родины [65]. Армяне пришли в основном из богатого армянского торгового города Джуга (также известного как Джульфа) [66]. Многие были переведены в город Нор-Джуга- город, построенный шахом для армян и предназначенный главным образом для армян из Джуги («Старая Джульфа»), недалеко от его столицы Исфахан [67]. Тысячи армян погибли в пути. Те, кто выжил, пользовались значительной религиозной свободой в Нор-Джуге (“Новой Джульфе”), где шах построил им христианский храм. Целью Аббаса I было усиление иранской экономики за счёт поощрения армянских торговцев, которые переехали в Нор-Джугу. Помимо религиозных свобод, он также предлагал им беспроцентные займы и разрешал городу избирать своего правителя (калантара) [68]. Другие армяне были переведены в провинции Гилан и Мазандаран. Они были менее удачливы. Аббас I хотел создать вторую столицу в Мазандаране, но климат там был малярийным. Многие поселенцы умерли, а другие постепенно покинули город [69]. 

    • Контакты с Европой

    Толерантное отношение Аббаса I к христианам было частью его политики по установлению дипломатических связей с европейскими державами, чтобы попытаться заручиться их помощью в борьбе против своего общего врага – Османской империи. Идея такого антиоттоманского союза не была новой – за сто лет до этого Узун Хассан, тогдашний правитель части Ирана, попросил венецианцев оказать военную помощь, но ни один из Сефевидов не совершал дипломатические увертюры в Европу и отношение Аббаса I резко контрастировало с его дедом, Тахмаспом I, который изгнал англичанина Энтони Дженкинсона из своего суда, услышав, что он христианин [70]. Со своей стороны, Аббас I заявил, что он «предпочтёт пыль с подошв обуви низшего христианина высшему оттоманскому персонажу» [71].
    В 1599 году Аббас I отправил свою первую дипломатическую миссию в Европу [72]. Группа пересекла Каспийское море и провела зиму в Москве, прежде чем отправиться в Норвегию, Германию (где ее принял император Рудольф II) и Рим, где Папа Климент VIII дал путешественникам долгую аудиенцию. Наконец, в 1602 году они прибыли ко двору Филиппа III Короля Испании [73]. Хотя экспедиция так и не смогла вернуться в Иран, потерпев кораблекрушение в путешествии по Африке, это ознаменовало собой важный новый шаг в отношениях между Ираном и Европой, и европейцы стали очаровываться иранцами и их культурой. У. Шекспир в своей пьесе “Двенадцатая ночь” (1601-02), например, делает две ссылки (на II.5 и III.4) на «Софи», затем на английский термин для наименования шахов Ирана [74]. Персидская мода, такая как обувь с каблуками для мужчин, была с энтузиазмом принята европейскими аристократами. Вследствие этого число дипломатических миссий значительно увеличилось [75].
    Шах отлично зарекомендовал себя в союзе с Испанией-главным противником османов в Европе. Аббас предлагал торговые преференции и возможность проповедовать христианство в Иране в обмен на помощь против османов. Но камнем преткновения оставался порт Ормуз, который перешёл в испанские руки, когда в 1580 году король Испании унаследовал трон Португалии. Испанцы потребовали, чтобы Аббас прекратил отношения с английской Ост-Индской компанией, прежде чем они захотят отказаться от города. Аббас I не смог подчиниться [76]. В конечном счете Аббас I расстроил отношения с Испанией, как он это сделал и со Священной Римской империей, которая хотела, чтобы его 400 000 + армянских подданных поклялись в верности Папе, но не соблаговолила сообщить шаху, когда император Рудольф подписал мирный договор с османами. Контакты с Папой, Польшей и Москвой не приносили большой пользы [77].
    Контакты Аббаса I с англичанами были более плодотворными, хотя Англия мало интересовалась борьбой против османов. Братья Ширли прибыли в 1598 году и помогли реорганизовать иранскую армию, которая сыграла решающую роль в победе Сефевидов в войне Оттомано-Сефевидской войне (1603-1618) и первой победе Сефевидов в битве над соседними османскими архистратами. Один из братьев Ширли, Роберт Ширли, возглавил вторую дипломатическую миссию Аббаса в Европе в период с 1609 по 1615 год. Английская Ост-Индская компания также начала интересоваться Ираном, и в 1622 году четыре её корабля помогли Аббасу I вернуть Ормуз у португальцев. Это было началом долговременной заинтересованности Ост-Индской компании в Иране [78].

    • Семейные трагедии и смерть

    Из пяти сыновей Аббаса I трое выжили в детстве, поэтому преемственность Сефевидов казалась безопасной. Он был в хороших отношениях с коронованным принцем Мухаммедом Бакиром Мирзой (родился в 1587 году, более известен на Западе как Сафи Мирза) [79]. Однако в 1614 году, во время кампании в Грузии, до шаха дошли слухи о том, что принц сговорился против него с лидером черкесов Фархадом Бек Черкесом. Вскоре после этого Мохаммед Бакир во время охоты нарушил протокол, убив кабана прежде, чем у шаха был шанс метнуть копье в животное. Казалось, это подтвердило подозрения Аббаса I и он погрузился в меланхолию; он больше не доверял ни одному из троих своих сыновей [80]. В 1615 году он решил, что у него нет выбора, кроме как убить Мохаммеда. Черкес по имени Бехбуд Бег выполнил приказ шаха, и принц был убит в хаммаме в городе Решт. Шах почти сразу пожалел о своих действиях и погрузился в печаль [81].
    В 1621 году Аббас I серьёзно заболел. Его наследник, Мохаммед Ходабанда, думал, что он уже на смертном одре и начал праздновать свое восхождение на трон с своими сторонниками кызылбаши. Но шах выздоровел и наказал своего сына, ослепив его, что лишило его возможности когда-либо наследовать престол [82]. Ослепление было лишь частично успешным, и последователи принца планировали вывезти его из страны в безопасное место к Моголам, чью помощь они планировали использовать для свержения Аббаса и установления Мохаммеда на трон. Но этому замыслу было не суждено сбыться. Последователи принца были казнены, а сам принц заключен в тюрьму в крепости Аламут, где впоследствии будет убит преемником Аббаса Шахом Сафи [83].
    Затем наследным принцем стал Имам Коли Мирза- третий и последний сын. Аббас I берёг его для наследования престола, но по какой-то причине в 1627 году он частично ослепил его и заключил в тюрьму в Аламуте [84].
    Неожиданно теперь Аббас I выбрал в качестве наследника сына Мухаммеда Бакира Мирзы, Сама Мирзу, замкнутого и с жестоким характером, который, как говорили, ненавидел своего деда из-за убийства его отца. Тем не менее, он преуспел при шахе Аббасе I и в возрасте 17 лет, в 1629 году, взял себе имя Шах Сафи. С 1621 года Здоровье Аббаса I стало весьма плохим. В 1629 году он умер в своем дворце в Фарахабаде на побережье Каспийского моря и был похоронен в Кашане [85].

    • Характер и наследие

    По словам Роджера Сейвори «Шах Аббас обладал множеством качеств, которые давали ему полное право называться «Великим». Он был блестящим стратегом и тактиком, главной характеристикой которого была благоразумие. Он предпочитал добиваться своих целей дипломатией, а не войной, проявлял огромное терпение в достижении своих целей» [86]. По мнению Майкла Аксуорти, Аббас I «был талантливым администратором и военачальником и безжалостным самодержцем. Его правление было выдающимся творческим периодом эпохи Сефевидов, но гражданские войны и проблемы его детства (когда многие из его родственников были убиты) оставил его с темным шлейфом подозрительности и жестокости в центре его личности» [87].
    «The Cambridge History of Iran» отвергает мнение о том, что смерть Аббаса I ознаменовала начало упадка династии Сефевидов, поскольку Иран продолжал процветать на протяжении всего XVII века, но обвиняет его в плохом государственном управлении поздних шафевидских шахов: «Ликвидация королевских князей, будь то ослепление или замужество в гареме, их исключение из государственных дел и связь с ведущей аристократией империи и генералов, все злоупотребления воспитанием принцев-всё это не было чем-то новым, но это стали обычной практикой у Аббаса I при его дворе в Исфахане, это фактически прекратило подготовку компетентных преемников, то есть эффективных принцев, соответствующих требованиям королевского управления» [88].
    Аббас I свободно говорил на турецком диалекте, используемом туркменской частью многоэтнической группы кызылбаши, также непринужденно разговаривал на персидском языке, который был языком администрации и культуры для большинства населения, а также своего двора, когда Исфахан стал столицей его царствования (1598 г.) [89]. По словам испанского посла Гарсиа де Сильвы Фигероа при дворе Сефевидов во время правления Аббаса I, он услышал, как Аббас I говорит по-грузински, чему он, несомненно, научился у своих грузинских голамов и наложниц [90].
    Аббас I получал сильную поддержку от простых людей. Источники сообщают, что он проводил большую часть своего времени среди них, лично посещая базары и другие общественные места в Исфахане [91]. Низкорослый, но физически сильный, пока его здоровье не ухудшилось в последние годы, Аббас I мог длительное время мог обходиться без сна и еды и мог ездить на больших расстояниях. В возрасте 19 лет Аббас сбрил бороду, оставив только свои усы и, таким образом, установив моду в Иране [92].

    • Потомство

    Сыновья
    Принц Шахзаде Мохаммад Бакер Мирза (15 сентября 1587 года, Мешхед, Хорасан – убит 25 января 1615 года, Рашт, Гилан), был губернатором Мешхеда 1587-1588 года и Хамадана 1591-1592 годов. Женат первый раз в Исфахане, 1601 г. на принцессе Фахри-Джахан Бегум, дочери Исмаила II; женился во второй раз на грузинке по имени Диларам Ханум. У него было два сына:

    принц Шахзаде Абул-Насер Сэм Мирза, преемник Сафи – с Диларамом;
    принц Шахзаде Сулейман Мирза (убит в августе 1632 года в Аламуте, Казвин) – с Фахри-и-Джаханом
    Принц Шахзаде Султан Хасан Мирза (б сентября 1588, Мазендеран -18 августа 1591, Казвин);
    Принц Шахзаде Султан Хосан Мирза (26 февраля 1591, Казвин – умер молодым);
    Принц Шахзаде Тахмасф Мирза (умер молодой);
    Принц Шахзаде Султан Мохаммад Мирза (18 марта 1591, Казвин – убит в августе 1632, Аламут, Казвин) ослеплён по приказу своего отца, 1621

    Принцесса Гаухар Шад Бегум, вышла замуж за Мирзу Кази
    Принц Шахзаде Султан Исмаил Мирза (6 сентября 1601 года, Исфахан – убит 16 августа 1613 года)
    Принц Шахзаде Имам Коли Аманолла ирза (12 ноября 1602 года, Исфахан – убит август 1632 года, Аламут , Казвин ) ослеплён по приказу своего отца, 1627. У него был один сын:

    Принц Шахзаде Наджаф Коли Мирза ( ок. 1625 г. – убит 1632 г., Аламут, Казвин )
    дочери
    Принцесса Шахзаде Бегум, вышла замуж за Мирзу Мохсина Разави и родила двух сыновей;
    Принцесса Зубайде Бегум (убита 20 февраля 1632 года), вышла замуж за Иса Хана Шейхавана и родила дочь;
    Принцесса Ага Бегум, вышла замуж за Султана Sayyed Ala al-Din Hoseyn, родила четыре сына и четыре дочери;
    Принцесса Хавва Бегум (ум. 1617, Занджан) сначала вышла замуж за Мирзу Ризу Шахристани (Садр), вышла замуж во второй раз за Мирзу Рафи аль-Дина Мухаммада (Садра) и родила трех сыновей;
    Принцесса Шахр Бану Бегум, вышла замуж за Мира Абдулазима, фаруха Исфахана
    Принцесса Малик Нисса Бегум, вышла замуж за Мира Джалала Шахристани, мутвалли святилища Имама Ризы

    См. Внешние ссылки на статью

    © При копировании активная ссылка на сайт обязательна!

    См. Алфавитный указатель статей Большой энциклопедии знаний